รקгเภﻮ ђคгשєรt

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » รקгเภﻮ ђคгשєรt » ФЛЭШБЭКИ » Обстоятельства подразумевают.


Обстоятельства подразумевают.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата: 3 марта 2016 года.
Место действия: McDonald’s, близлежащие улочки, площадка рядом с таинственным кафе.
Погода: приветливо и солнечно.
Участники: Аннборг Фагерхольм и Лайла Хофманн

Краткое описание эпизода
Это безымянное кафе открылось лишь два дня назад и уже успело собрать вокруг себя немало слухов и небылиц. Но, как известно, дыма без огня не бывает, поэтому журналисты Стокгольма взбудоражены предчувствием сенсации. Чем же хуже Лайла? Уж она-то обязана заполучить информацию в свои ручонки самой первой! Только вот незадача, свидетель достался больно уж несговорчивый. Мизансцена словесной схватки или немного о том, как Фагерхольм не любит журналистов.

Отредактировано Лайла Хофманн (2014-09-08 18:35:41)

0

2

Ощущалась ноющая боль в коленях, та самая, которая приходит после часов усиленных тренировок. Также болело бедро, дающее о себе знать после каждого совершенного шага. Аннборг старалась перенести вес на здоровую ногу, правую, но получалось это не очень хорошо: канадка, выступающая в роли дополнительной конечности, норовила зацепиться за проходящих мимо горожан, тем вызывая, мягко говоря, неудобства. Колыхающийся из стороны в сторону рукав раздражал, хотелось взять его за манжет и оторвать к чертям собачьим. Но такого Аннборг не могла себе позволить. Ей, как сотруднику McDonald’s, вообще не позволяется проявлять какие-либо эмоции, кроме безграничной, непомерной, необъятной доброжелательности, чудом умещающейся в неуклюжую, нелепую полуулыбку. Впрочем, она догадывалась, что посетители замечали фальшь. За свою напускную вежливость Аннборг немного стыдно, именно от стыда и страха она старалась не смотреть в глаза ждущим своего заказа людям. Очень нервным, раздражительным, зачастую грубым людям. Она знала о том, что большинство людей уверено в необразованности и нешироком кругозоре работников ресторанов быстрого питания, что, кстати, опровергать не собиралась, сие терпимо, пока крутится в голове. Однако стоит нелестному отзыву сорваться с отвратительных губ какого-нибудь оплывшего жиром посетителя, сей рот кажется очень маленьким для такого громадного лица, как внутри закипала злость. Не замечаешь, как начинаешь мять рукой фартук, все сильнее и сильнее, пока боль в кончиках пальцев не даст о себе знать. «Извините, но поторопить процесс приготовления пищи мы не можем». Извините, но поторопить процесс приготовления пищи мы не можем, — проговорила про себя Аннборг, сильнее сжав канадку. Эту фразу она произносила чуть ли не каждый день. Зачастую заказчик проявлял здравомыслие и успокаивался. Однако с мужчиной по имени Генри (по крайней мере, он представился именно так) вышло несколько иначе. Неудовлетворенный обслуживанием, он повел себя очень агрессивно, обозвал саму Аннборг «нерасторопной дылдой» и вышел вон, не простившись. На своем веку девушка повидала достаточно подобных типов, но оные не могут перестать вызывать в ней негодование.
Канадка тоскливо скрипнула, стерпев новый напор. Аннборг подумалось, что ее старинная подруга и помощница когда-нибудь треснет пополам, если она продолжит срывать злость на ней. Сорвешься на посетителе — огребешь, дорогая Фагер, — здравомыслящая сторона, неизменно называя девушку «дорогая Фагер». Именно она удерживала, удерживает и поддерживает ее до сих пор. Быть может, именно благодаря канадке среди сотрудников McDonald’s до сих пор числится кассир, на чьей несуществующей груди прикреплен бейджик с именем Аннборг Фагерхольм.
До любимого ресторана рукой подать. Аннборг, стиснув зубы, сделала еще пару мелких шажков и остановилась, задумчивая. Взгляд ее был устремлен на странное кафе, открывшееся на днях. По-моему, сюда и сбежал наш друг Генри. От нового заведения веяло чем-то странным, атмосфера, окутавшая его, отпугивала, казалось Фагер инородной и жуткой. Но, разумеется, это все ее фантазии.

Отредактировано Аннборг Фагерхольм (2014-09-08 20:35:09)

+1

3

Новости в больших городах возникают из неоткуда. Это в маленьких сразу ясно, откуда растут ноги, и кто первым дал толчок. В мегаполисах же каждая вещь живет своей жизнью, настолько своей, что порой начинаешь сомневаться в собственной реальности. Все вокруг слишком живое. СЛИ-Ш-КОМ.
Лайла чуть поморщилась, вдохнув загазованный воздух города. Будь ее воля, она бы уехала за город и не возвращалась во веки веков. Тишина, природа, уединение – вот они мирские радости жизни. Но какое-то маленькое, колючее и до жути противное существо сидело внутри Лалы и нашептывало ужасающие вещи. Оно говорило, что нельзя оставаться на обочине, говорило, что есть обязанности и долг. И самое неприятное – именно оно заставляло подстраиваться под ситуации, даже тогда, когда ты сам вопиюще против. Ладно, если уж совсем по-честному, то работа журналиста доставляла немало приятных моментов, а также осознание собственной причастности к истории. Лайле нравилось писать, узнавать, извещать, просвещать, расследовать, следить, искать, но ей чертовски было тяжело расспрашивать, допытываться и вообще быть очень наглой девушкой, как и полагается борзописцам.
- Если я этого не сделаю, то опередят на раз-два, опомниться не успею, - уныло думала фрекен Хофманн, попутно сетуя, что на сей раз излюбленный Интернет оказался бессилен. Информации по новоиспеченному кафе было не то, что мало, ее не существовало вообще. Мало того и в городе-то никто не знал, что внутри, кто хозяин, какие десерты они подают, и прочие мелочи, которые известны обо всех порядочных кафешках. К тому же по Стокгольму поползли нехорошие и весьма странные слухи, небылицы, обрастающие все новыми невероятными подробностями. Журналисты навострили уши да заточили носы по ветру, бегая ищейками вокруг да около. Лайлу такая перспектива не прельщала, но другого варианта не оставалось. Все зацепки нужно проверять досконально, по нескольку раз, иначе первой сорвать сенсацию не удастся.
McDonald’s ярко и гордо сверкал своей аляповатой вывеской и громадной латинской буквой М. Странное решение дизайнеров, словно вершили сей продукт пиара под глубоким и крепким наркотическим приходом. Но, что самое странное, это работало. Люди слетались как пчелы на мед (хотя с фаст-фудом у Лалы неизменно возникала другая аналогия, более грубая и неприличная), люди набивали свои животы жирной пищей, а затем жаловались родственникам на плохое самочувствие. McDonald’s – адская машина, из лап которой трудно вырваться на свободу. Лайла подобных забегаловок сторонилась, они наводили на нее тоску и уныние. А еще девушка была уверена, что там проводится программа зомбирования. Или вместе с едой они добавляют вещества, вызывающие привыкание.
- Надо поразмыслить, - мозг журналиста машинально сделал пометку на просторах памяти.
Итак. Собственно, зачем фрекен Хофманн сейчас нерешительно стоит возле забегаловки, полной жующих людей, и растерянно озирается по сторонам? Все из-за того же чертового безымянного кафе. В Сети час назад какая-то женщина на городском форуме жаловалась, что муж с утра так и не вернулся домой.

Victory: «Он частенько заходит в McDonald’s, хотя совершенно не любит тамошний сервис. Он у меня мазохист, но я волнуюсь».

Кто-то из обитателей форума пошутил про таинственное кафе и демонов внутри него…и ветка разговора напряженно затихла. Лайла сразу поняла, где стоит копать. Возможно, конечно, что мужчина просто загулял или наливается пивом в каком-нибудь пабе. Но для журналиста любые слухи важны, зачастую все имеет свои обоснования.
Лала прищурилась, выискивая персонал. В спешке она забыла надеть линзы, а потому являла миру разноцветные и плохо видящие глаза. Взгляд девушки зацепился на каком-то высоком и чересчур худом существе, одетом в униформу McDonald’s. Лайла направилась к жертве, лихорадочно соображая сразу же начать узнавать необходимую информацию или вести пространные разговоры. Приблизившись, журналистка опознала в существе девушку, только вот из-за зрения никак не могла прочесть ее имя на бейджике. А щуриться на такой короткой дистанции было как-то не вежливо.
- А... Фа… - все, что смогла разобрать Лала.
- Здравствуйте, - прощебетала она, изо всех сил приветливо улыбаясь, - Я ищу одного друга…м-м…мужчина, среднего роста… - диктовала Лайла, неясно вспоминая фотографию с форума.
- Звать Ге..- Герман? Гарри? Георги? – журналистка дернулась к карману с блокнотом, но тут же сделала вид, что одергивает куртку, - Генри.

Отредактировано Лайла Хофманн (2014-09-09 20:27:55)

0

4

Как и положено, она вздрогнула, заслышав чужой незнакомый голос, явно обращавшийся к ней. На ум пришли эпизоды из так ею любимых фильмов жанра ужасы, в которых главный герой гибнет от лап неведомого, появляющегося из ниоткуда монстра. Впрочем, на столь оживленной улице потусторонние силы навряд ли совершат свое черное дело... но проявить осторожность (бояться) никогда не помешает. Обернувшись с максимальной быстротой, с которой ей позволяло бедро, Аннборг опровергла свои предположения об ужасающей внешности гражданина, бесцеремонно прервавшего ее размышления, ибо тот — отнюдь не демон богомерзкий, но маленькая девчушка, что-то неразборчиво щебетавшая. Фагер представила, как ножкой канадки наступает на туфлю нарушительницы ее личного пространства и давит, давит, давит податливую конечность, наслаждаясь треском ломающихся костей. Фагер было приподняла костыль на пару сантиметров, но, заслышав имя «Генри», вернула свою помощницу на прежнее место. Генри — что-то знакомое, вертевшееся на кончике языка, но неуловимое. Воспоминания о «Генри» выскальзывали из ее рук. Ген-ри, Ген-ри, — каждый слог, каждая буква, всплывавшая в сознании, отдавалась пульсирующей болью в висках, Аннборг закусила нижнюю губу. Кто такой Генри, вспоминай, сука. Он ассоциировался у нее с красной фланелевой рубашкой, несколько помятой, пахнущей потом. Неприятный запах перебивал все остальные, пришлось даже время от времени задерживать дыхание. Аннборг наморщила лоб и прокусила нижнюю губу до крови, забыла про внезапно возникнувшую девушку, про смог машин, про толкущихся горожан, ее мысли сосредоточились вокруг Генри. Красный — фланелевая рубашка — McDonald’s — Ген... В голове у нее что-то замкнуло — такое иногда случается. На мгновение Аннборг вернулась за кассу, ее правая рука зависла над купюрами некого Генри, Генри в красной неопрятной рубашке и с неприятной, недовольной щетинистой физиономией. Она принимала очередной заказ, но что-то пошло не так. Генри, ушедшего из ресторана быстрого питания в новое кафе, откуда более не выходил.
Что, простите? — Аннборг повернула голову к... вероятно, журналистке. Или любовнице пропавшего Генри. Или все вместе. Бедро вновь заныло, словно говорило ворчливо: «Фагер, дорогая, нам пора на работу, а еще я не прочь немного отдохнуть». Канадка, скрипнув, уныло ответила бедру: «Прости, милое, но я не могу просто так отдавить стопу этой милой, ни в чем неповинной девушке, так что на меня не надейся». Ожидалось, что следующей даст о себе знать культя, но та молчала, чему Фагер была несказанно рада. Фантомные боли пришлись бы очень не кстати в сложившейся ситуации. А затем произошло то, чего обыкновенный кассир никак предвидеть не мог: помощницу-дополнительную конечность задел своей нелепой ногой какой-то великовозрастный мудак. Аннборг покачнулась, но чудом удержала равновесие. Перспектива распластаться на тротуаре перед журналисткой не особо ее прельщала, хотя и была вполне ожидаемой.
Кто такой Генри? — Фагер внимательно посмотрела на незнакомку, немного приподняв верхнюю губу и обнажив подернутые желтизной зубы. Миниатюрная журналистка возникла очень не вовремя, так как Аннборг опаздывала на любимую, обожаемую, высокооплачиваемую работу-мечту. По-привычке она хотела посмотреть на наручные часы, но оных на правой руке не наблюдалось. Возможно, те лежали на книжной полке, где и обычно... Но там ты их, разумеется, не найдешь, потому что часы лежат... Аннборг опять впала в ступор. Она забыла, где лежали ее наручные часы, а подружка-канадка неодобрительно скрипнула, словно осуждала.

0


Вы здесь » รקгเภﻮ ђคгשєรt » ФЛЭШБЭКИ » Обстоятельства подразумевают.