รקгเภﻮ ђคгשєรt

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » รקгเภﻮ ђคгשєรt » ГОРОД » McDonald’s


McDonald’s

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ресторан быстрого питания, не внушающий доверия у нормальных людей, однако, часто и они толпами идут сюда, словно им здесь помазали. Медом, да.
Помещение небольшое, однако в нем буквально магическим образом уместилось с два десятка мест для посетителей. Столов, то бишь. Все так и сверкает новизной и чистотой. Со стороны стен звучит музыка.
Много вкусняшек, добрый персонал и в меру упитанные посетители.

0

2

"Утро добрым не бывает" - такими были последующие слова Эля, как только встал, и это стало его девизом на весь день. Все началось с того, что в ванной он поскользнулся на кафеле и упал, мимолетом ударившись обо что-то головой. Благо, не сильно, но на голове появился синяк. Там же, по воле судьбы, закончилась зубная паста, хотя он проверял ещё с вечера, и той явно оставалось ещё, как минимум, на два раза. Плюнув на все это дело, он вышел, так толком и не умывшись. Но и далее неудачи последовали за ним. В холодильнике повесилась мышь, и Эль даже слегка разозлился. Собственно, ему не нужна была человеческая еда, но когда он питался ею, чувствовал себя таким, как и сами люди, отчего он не чувствовал себя пустым местом. Громко хлопнув дверцей не такого уж и нового холодильника, парень махнул рукой на все это. Что же, пожалуй, ему стоило проветриться и успокоиться. Мало ли, для чего ему ещё понадобятся нервы сегодня. Одевшись, он накинул на себя свой шарф, с которым, кстати, и спал сегодня. Отчего-то ему даже там, где он находится совершенно один, чудится, что кто-нибудь вот-вот появится из ниоткуда. Эль покачал головой. Пожалуй, ему стоило хорошенько отдохнуть где-нибудь в парке. Природа всегда успокаивала его нервы и приводила в порядок мысли. Что же, стоит только зайти куда-нибудь, перекусить, чтобы не чувствовать себя так никчемно, и направиться в какой-нибудь зеленый уголок.
Прижимая ладонь к ушибленному месту на голове, Эль вышел из своего убежища и направился в забегаловку, дабы поживится чем-нибудь вкусненьким, и по возможности, найти кого-то, у кого не жалко было бы взять капельку воспоминаний. А то ведь как посмотришь на людей, так и выть хочется - у всех проблемы, всем некогда и у всех есть важные вспоминания. Жнец боялся даже просто касаться проходящих мимо. Ему все ещё живо помнилась та авария, где его Создательница потеряла память. Он не хотел, чтобы это повторилось снова.
Парень зашел в помещение и немедля натянул шарф так, что тот скрыл часть лица. Так Эль почувствовал себя спокойнее, искренне веря, что эта вещь спасет его от всего на свете. Хотя, здесь ему некого было бояться - кажется, других жнецов в помещении не объявлялось, а люди его даже не видят. Собственно, их здесь было не очень много, от силы человек пятнадцать-двадцать. Если считать, что здесь из бывает намного больше, то это можно даже назвать безлюдным местом.
Жнец подошел к витрине, там где на стеклянных полочках располагались десерты. Да, это именно то, за чем он и пришел. Однако, как ему добраться до лакомства, если его не видят люди, и соответственно, не могут ему продать сего блюда? Ответ прост, как палка.
Эль подошел к очереди и аккуратно пробрался среди них до кассы, стараясь не задеть никого из стоящих рядом. Неужели он попытается привлечь к себе внимание? Нет, конечно. Парень оглянулся, так как боялся, что кто-нибудь да словит его на этом деле, однако, его по-прежнему не замечали. Все же, он чувствовал себя вором, когда ему приходилось добывать себе еду и вещи таким способом. Но все-таки попробовать вкусность ему хотелось больше, чем просто смотреть на неё через стекло и истекать слюной. Касса была довольно высокая, но не достаточная для того, чтобы через неё не смог перемахнуть практически двухметровый парень. Ну, как двухметровый. Всего-то тридцати сантиметров не хватает, а так, да.
Жнец-таки оказался на той стороне, по-прежнему никем не замеченный. Однако, за кассой находилось много работников, все куда-то бегали и спешили. Пройти через них было сложно. Здесь он почувствовал запах картофеля.
Кухня находилась прямо за кассой, и видеть её можно было даже со столиков посетителей. Собственно, и персоналу удобно - не нужно лишний раз открывать двери, уже с ноги, ибо руки часто заняты, и постоянно чертыхаться. Да и посетители видят, что за гадость им там могут всунуть. Так что все счастливы и довольны.
Эль вздохнул. Нужно было как-то пройти, стараясь не мешать работающим людям. Конечно, все это было лишь его мысли о том, что он - обуза общества и вообще, мешает людям жить. На самом деле, людям-то и дела не было до таких, как он, ведь они всему могут придумать объяснение, не удосужившись даже подумать о том, что есть ещё кто-то, кроме них.
Парень, ещё раз тяжело вздохнув и поправив шарф, решился на сей поступок и пошел вперед, к витрине. Витрина как раз находилась рядом с кассами, дабы посетители могли клюнуть на такое изобилие вкусностей, и прикупить к своему "низкокалорийному" списку ещё и пару кусочков торта. Оставалось ещё пара шагов, и вот он у цели. Он понимал, что ему не стоило есть их, так как там мог находится шоколад, а Эль знал, чем это может для него обернуться, но остановиться просто не мог. Набрав себе всего и всякого, парень двинулся назад, чтобы пристроится где-нибудь поудобнее, и начать трапезу. Но жнец встретил впереди себя преграду - злополучная касса, которую с таким возом добычи он не смог бы перемахнуть, оставшись незамеченным. Вернее, его-то не заметят, а вот десерты - вполне возможно, хотя и не факт.
В мыслях он уже корил себя за сей проступок, но руки упорно не хотели отпускать тарелки со сладким. Он чувствовал себя паршиво, и ничего не мог с собой поделать. Все же, опустив тарелки буквально на секунду, он быстро переполз по столу, где милая продавщица желала удачного дня посетителю. Оказавшись на противоположной стороне от злополучного места, Эль быстро схватил свой улов, и шмыгнул за свободный столик в углу. Ему, честно говоря, уже даже и не хотелось пробовать краденное, и он просто не понимал уже, зачем это сделал. Все его мысли были лишь об одном. "Вор. Вор. Вор." - крутилось в его голове, заставляя вздрагивать. Да, он уже делал это несколько раз, но сегодня он явно переборщил с халявной едой. Он взял слишком много, хотя на тарелочках было всего пять помятых кусочков, он легко мог одолеть их за несколько минут. Эль осмотрел себя. "Как свинья. Противно." - на мешковатой кофте виднелось пятно в районе груди. Взяв салфетку, он постарался оттереть его, и Элю немного удалось сделать это, хотя след и остался. Жнец посмотрел туда, где только несколько минут назад лежали десерты. Кажется, никто и не обратил на это внимание, смахнув на то, что они все это уже давно продали, и просто забыли об этом. Парня все же грызла совесть, но лезть обратно он больше не желал. "И так повеселился, хватит уже." - тоскливо подумал он, и начал ковырять первый попавшийся кусочек вилкой. Пробовать "краденное по-крупному" уже не хотелось. Эль и сам не ожидал от себя такого, и потому сейчас мысленно ругал себя за содеянное.

0

3

Сегодня Ириска не спала. Уж сильно кушать хотелось. Почти всю ночь она потратила на поиск зевак, забредших в кофейню, а так же искала новые потаенные места, на которые за прошлогоднюю и позапрошлогоднюю Жатву набрести не удалось. "Ставлю банку гусениц на то, что это место полно тайн и загадок, неизвестным большинству живущих тут жнецов! Разве что самые главные дядьки знают всё", - думала девочка. Впрочем, поиски ее не обвенчались успехом. Едва тусклый дневной свет стал пробиваться через тонкие шторы в одной из нежилых комнат, Ириска ускользнула за порог кофейни. Как правило, люди с яркими вкусными, а может быть тухлыми и неприятными воспоминаниями начинают подтягиваться еще не скоро.
Шагая по серой от тумана улице, девочка то и дело протирала руки, скрещивала их на груди, пыталась засунуть их под одежду, чтобы хоть как-то согреться, корила себя за то, что не надела теплые вещи. Ей было холодно и зябко, а мечты о теплом свитере затмили желание испить вкусных воспоминаний. Людей было мало.
- Вы же должны тесниться на улицах, толкаясь на узких тротуарах и спешить на работу! - крикнула Липучка в пустоту переулка. Пройдя еще немного, жнец наткнулась на яркое здание, с несколькими десятками людей внутри. Сквозь витрину виднелись разнообразные человеческие яства, но ни одного из тех полезных, которые взрослые советуют есть детям, не было. И судя по всему, в помещении было тепло. Этот фактор оказался последним в принятии решения "заходить или не заходить". Приоткрыв тяжелую дверь, Ириска мышкой проскользнула внутрь. Кажется, люди были слишком увлечены едой, чтобы заметить, что дверь сама открылась. Некоторые из них действительно вели себя по-свински. Другие жадными глазами смотрели на крупные вывески с изображением многослойных булочек с мясом.
- Ваша главная проблема - чревоугодие, - произнесла девочка высокомерно, старушечьим голосом. Но никто так и не принял это к сведению. Ириска прищурилась, разглядывая людей. Никогда нельзя угадать, какие воспоминания ты выпьешь, поэтому особенно выбирать не приходилось. В конце концов, Липучка вытянула руку вперед и закрутилась юлой. Когда она остановилась, рука показывала на молодую женщину, скорее девушку. Та сжимала телефон в пухлой ладони, почти не отрываясь от экрана, и иногда потягивала из трубочки напиток. Обычно в ярких красных стаканах была, так называемая кола. Ириска не разбиралась во многих современных названиях, потому не была уверена. Девочка подсела к ней и аккуратно дотронулась до плеча соседки. Воспоминание было нудным и скучным. Во внимание зацепились расположенные кругом сиденья и парты, а так же пожилой старик, читающий лекцию. Это будет неинтересно просматривать во сне. По крайней мере оно утолило голод. Ириска пересела напротив, чтобы видеть лицо ученицы и то, что творится за ее спиной, а что-то интересное все-таки происходило. Белобрысый парень, намотавший шарф на лицо, аккуратно продвигался к кассе. Зрачки Липучки увеличились от удивления.
- Вау, грабитель! - восхищенно выдохнула она. Прежде ей не доводилось видеть ограбления, и куда уж девочке знать, что грабить с утра бессмысленно, так как в кассе почти нет денег. Но шумной сцены захвата не последовало. Оружия у парня тоже не было, а люди не замечали его вообще. "Тогда это шарф-невидимка. Как шапка-невидимка, только шарф." - с уверенностью подумала Ириска. И быть иначе не может! А парень тем временем старался приобрести торт довольно странным образом, и совсем не оставляя смешных бумажек или железных кругляшек, которые в людском мире принято давать в обмен на вещи. "Значит это грабитель в шарфе-невидимке!" С десертом в руках воришка прошмыгнул мимо, совсем не заметив, что за ним наблюдают. Липучка развернулась, не отрывая от него глаз, и тут же ей в голову пришла мысль, что для полного счастья ей сейчас не хватает только сладостей.
Как добывать их из кафе или забегаловок, в которых есть кассы, она только что научилась, но опытным путем закреплять знания пока что не хотелось. А парень, кстати, кажется, совсем не хотел есть и смотрел на вкуснейшую в мире вещь, как на отраву. "Этому тортику уготовано судьбой стать моим. Нельзя противиться решению судьбы." А посему девочка привидением подкралась к его столику. Немного постояв поодаль, и убедившись, что носитель шарфа есть его явно не хочет, Ириска подошла ближе.
- Неужели невкусно? - по-детски невинно спросила она. В ее светлую голову пришло еще несколько мыслей касательно торта и его счастливого обладателя. Например, шарф тут может быть совсем не причем, а на самом деле парень - это жнец, которому быть невидимым для людей - не проблема вообще. И другая мысль твердила то, что утащить сладость прямо из-под носа белобрысого существа - не лучшая идея.
- Ты будешь его есть, или продолжишь кромсать? Это действительно важный вопрос, - уже чуть громче спросила Ириска.

Отредактировано Ириска (2014-09-25 21:59:54)

0

4

Эль продолжал все так же задумчиво мять торт. Неужели он в самом деле такой жадный, и в нем нет ни капли совести? Да как же он может с этих пор считать себя честным, раз поступил так! Жнец совершенно не заметил, что к нему кто-то подошел. Он уже было отломил кусочек от, практически полностью измятой, части торта и съесть, наконец, это несчастное месиво, как услышал со стороны чей-то вопрос, адресованный явно ему. Ещё не до конца распрощавшись с задумчивостью, парень ответил:
- Ну, почему же... Вкусно... - рассеянно пролепетал он, говоря чуть громче обычного своего шепота. Но тут ему что-то словно стукнуло в голову, и вся его задумчивость пропала бесследно. Сердце застучало с бешеной скоростью, словно готово было уже бежать, прятаться. "Неужели меня заметили?! О, нет! Нужно бежать, скорее!" - думал он. Все это происходило в какие-то милисекунды, и его лицо меняло одно выражение на другое с такой скоростью, что невозможно было даже понять, какие мысли в тот момент терзали жнеца. Он не посмотрел на того, кто задал ему этот вопрос, но уже мысленно прокручивал в голове момент того, как его скручивает наряд полиции, его ведут в суд, а затем... тюрьма, самое жуткое место. И за что? Только за то, что он украл эти жалкие сладости! "Да подавитесь вы ими!" - пронеслось в его голове, и парень не нашел ничего более лучшего, чем сползти под стол, и спрятаться там. Но даже спустя минуту Эль не услышал ярых возгласов спецназа, или кого он там ещё должен был услышать, его не выкуривали дымом из-з под стола, и не вытаскивали, таща за руку. "Но..." - началась мысль в его голове, и тут же оборвалась, лишь только он повернул голову. Он увидел ноги. Да, обыкновенные ноги. Но не полицейского, охранника, или ещё какого-то сурового дяди, а тонкие ножки... девочки? "Что за..."
И тут ему снова вдарило в голову, словно молнией. И он со вздохом мученика, или, пожалуй что, идиота, громко хлопнул себя по лбу. Ну разве кто-то из людей может его увидеть? Вероятнее всего, это такой же жнец, как и он сам, кто же ещё может быть? "Дура-ак!" - мысленно простонал он и встал. Однако, его голова наткнулась на преграду, именуемой столом, и на его макушке появилась уже вторая шишка за сегодняшнее утро. Громко прошипев, он на четвереньках выполз из-под стола, представ во всей своей "красе". Не утруждая себя тем, что ему следовало бы встать, он так и остался сидеть на полу, на коленях, словно находился дома и играл в монополию. Эля уже не заботило то, что своими штанами он протер большую часть пола заведения, сделав за уборщиц "часть" их работы. Наконец, он поднял голову, и практически столкнулся с лицом девочки лет десяти, со светлыми волосами. Она, в стоячем положении доходила ему вровень, если считать в учет то, что он сидел на коленях. Он осмотрел её с ног до головы, и посчитал нужным все-таки встать, ибо со стороны это, скорее всего, выглядело смешно и глупо. Парень слегка привел штаны в более порядочный вид и снова посмотрел на девчушку. Ростом она выходила чуть выше его живота, то есть, примерно там, где начинались его ребра. И то, не факт, ибо на глаз определить рост все же сложная задача. "Она, кажется, что-то спрашивала..." - Эль начал вспоминать, что же именно, но вспомнил только, что это было как-то связано со сладким, что он украл.
- П-прости, что ты спрашивала? Если тебе не сложно, повтори, пожалуйста? - тихо попросил жнец. Да, это определенно выглядело забавно, когда "взрослый дяденька" говорит таким тихим, даже, наверное, девичьим голосом. Возможно, незнакомка даже не услышала того, что он сказал, однако Эль терпеливо ждал ответа, все-таки надеясь, что его "бубню под нос" услышали.

0

5

Парень, а может быть не парень - уж больно женоподобным было это существо, при более детальном осмотре оказался очень худощавым. Такого стоило откармливать, а не забирать еду у него, но Ириску это не останавливало. Еще его стоило выставить под солнечные лучи, поскольку незнакомец своей бледностью смахивал на вампира или покойника. Впрочем, девочка не встречала ни тех, ни тех. В ответ на заданный вопрос, парень тихо-тихо пролепетал, что десерт вкусный.
- Ты говоришь так тихо, потому что болеешь? - совершенно бестактно поинтересовалась Ириска. В своей жизни она, конечно, встречала застенчивых людей, которые говорили негромко, вообще не переходя на повышенные тона, но это чудо, сидевшее перед ней, было тише их всех взятых вместе или по отдельности.
Так и не взглянув на Липучку, жнец, видимо с перепугу, юркнул под стол. Это совсем не вызвало недоумения у девочки. Наоборот, она даже подалась вперед. Где это видано, чтобы взрослый жнец заползал под стол ни с того, ни с сего? Ириска присела. Белобрысый ее совсем не видел, он отвернулся в другую сторону.
- Да ладно тебе, я совсем не такая жуткая, - наигранно обиженно пробормотала она. Кажется, эта фраза не произвела никакого результата. Тянучка встала и отошла подальше, не сводя взгляд с примостившегося под столом тела. Спустя минуту, шарфоносец намеренно ударил себя по голове и, вылезая из-под стола нечаянно стукнулся макушкой о столешницу, вызвав тем самым не подавленный смешок у Ириски. Со второй попытки у него получилось выбраться, чуть не столкнувшись с девочкой лицом, а встать, похоже - нет, вот парень и остался сидеть на коленях.
- А почему ты... - Липучка безуспешно старалась заглянуть за спину жнецу, - признавайся, там было что-то интересное? - восторженно прощебетала она.
Но белобрысый встал на ноги, полностью закрыв обзор на стол и подстолье. Он отряхнул штаны и еще раз посмотрел на девчонку сверху вниз, а она смотрела на него снизу вверх, поймав взгляд, устремленный на нее. Обычный парень стал казаться девятилетней девочке великаном.
- П-прости, что ты спрашивала? Если тебе не сложно, повтори, пожалуйста? - пробубнил он, на удивление вежливо и так же тихо, Ириске пришлось напрягать слух, чтобы услышать все же, что он говорил.
- Я спрашивала, будешь ли ты... - вдруг округлив глаза, Липучка прервалась. Объект будущего обсуждения уносил работник заведения, посчитавший его за объедки, оставленные зажравшимся в переносном смысле посетителем, - смотри, смотри, уносят! - ребенок указывал пальцем на официанта, ушедшего достаточно далеко. Обиженно прищурившись, Ириска плюхнулась на сиденье. Такого облома давно не происходило, а ведь она уже предвкушала, как будет есть десерт.
- Теперь не догнать, - пробурчала девочка, - обидно, правда?

0

6

Девочка придирчиво, как показалось Элю, осмотрела его, и они встретились взглядом. От этого парня бросило в жар, и он отвел взгляд на соседний столик. Он не мог вообще смотреть кому-то в глаза долгое время, ему становилось от этого неуютно и порой жутко.
- Ты говоришь так тихо, потому что болеешь? - услышал он голос ребенка. Парень задумался. Ему ещё не задавали таковых вопросов о его голосе, поэтому ему было сложно ответить на него так, чтобы удовлетворить любопытство крохи.
- Нет, не болею. Не знаю... - он заговорил чуть громче обычного, и попутно почесал затылок, находя правильные слова. - Я просто привыкла так говорить. Просто не замечала за собой того, что начинаю говорить тихо.
Эль намеренно говорил о себе в женском роде, так как считал себя девушкой, несмотря на свой внешний вид, который напоминал ему о том, кем он являлся на самом деле. Жнец вздохнул, ожидая от девочки море вопросов уже по поводу того, почему он говорит о себе не в мужском роде. Про себя фыркнув он решил, что не станет отвечать на сей вопрос, а просто проигнорирует. Незачем ей знать, ибо это лично его дело.
- Нет, там ничего нет. Тебе кажется. - покачав головой, сказал Эль, пребывая в ленивом состоянии, когда ты не хочешь ничего, кроме как лечь, и полежать, смотря в потолок. Однако ребенок резко начал кричать и указывать на что-то пальцем, призывая посмотреть. Что же это - неужто его кровью и потом, непосильно нажитое, добытое добро уносят? И куда! В мусорку!  Да это же ещё и не ели-то толком, а они уносят. Глупые люди, ну совсем глупые. Могли это, между прочим, ещё на витрину поставить, ведь к некоторым тортикам он и не притронулся.
Девочка плюхнулась на сидение, разочаровавшись. Кажется, она как раз и подходила к Элю затем, чтобы попробовать вкусненького. Мда, планы накрылись медным тазом. Парень пристроился рядом, не зная, куда себя деть.
Шарф, который только недавно прикрывал половину его лица, сполз на шею. Однако, в обществе ребенка он не чувствовал себя незащищено, и посему не стал скрывать лицо. "Не думаю, что она сможет учудить что-то из ряда вон выходящее." - подумал жнец, чуть расслабившись.
- Угу, обидно... - задумчиво ответил Эль. Немного погодя Эль хотел задать вопрос о том, почему она ходит одна, но во время вспомнил, что она - тоже жнец, а значит, ничего ребенку не грозит. "Все равно нас никто не видит."
- Меня, кстати, Эль зовут. - представился парень, продолжая задумчиво смотреть в одну точку. Он не ожидал от девочки ответа, или продолжения разговора. Скорее всего, она сейчас уйдет, как только до неё дойдет тот факт, что поживится здесь больше нечем. Странно, что Элю было с ней более-менее комфортно, нежели со жнецами своего или старшего возраста. Он даже слегка разговорился, чего ранее за собой не замечал. Сел рядом, хотя всегда боялся находится с другими ближе, чем на метр, и не надел шарф, как делал обычно. Может, все дело именно в том, что она выглядела, как ребенок? Ведь на деле ей может быть куда больше, и она, быть может, даже старше него самого. Во всяком случае, Элю было с ней... не так страшно, что ли? Он не чувствовал пока того, что она может вытворить какое-то действие, которое может напугать парня.

0

7

Кажется, разговор напрягал жнеца, даже попытка повысить голос на несколько тонов выше давалась ему с трудом. Он нервничал, чесал затылок, с трудом находил слова.
- Я просто привыкла так говорить. Просто не замечала за собой того, что начинаю говорить тихо.
Как оказалось, перед Ириской стояла девочка. Вот и сомнения развеялись, ведь какой парень будет разговаривать о себе в женском роде? В обществе человеческих детей это было немного унизительно, говорить о себе как о существе противоположного пола. Среди взрослых это так же было странно. А по голосу, этому тихому едва слышимому голосу, определить гендерную принадлежность было сложно.
- Так ты девочка? - поинтересовалась Липучка, наверное совсем не аккуратно и так же невежливо как раньше.
- Нет, там ничего нет. Тебе кажется, - лениво покачала головой собеседница. Ириску это немного расстроило. Девочка в задумчивости покачалась на одной ноге, размышляя о том, что было бы здорово, если бы ее будущая подружка, а Ириска обязательно постарается подружиться или навязать ей свое общество, нашла под столом что-нибудь любопытное вроде монеток, оброненных посетителями, стеклянных шариков, которые тоже могли там оказаться, брошюр и листовок, выкинутых нерадивыми гостями, всего, что могло представлять интерес.
- А жа-а-аль, - протянула малявка, все еще покачиваясь из стороны в сторону. Утро начинало казаться все менее радужным, уступая серой погоде и такому же серому настроению.
После того как Ириска шумно села на небольшой диванчик, обитый ярко-желтым материалом, девушка пристроилась рядом. Ее шарф сполз с лица, открыв нос, рот и подбородок, так, что Липучка могла бы рассмотреть и запомнить новое лицо.
- Меня, кстати, Эль зовут, - представилась светловолосая девушка. Ребенок отметил про себя, что это имя больше подходит парню, но не стал возникать по этому поводу. Не смотря на это, в остальном новое знакомство разжигало интерес.
- Я - Ириска, - девочка вытянулась, стараясь казаться выше и бодрее, - И даже не спрашивай, почему меня так зовут, - увлеченно продолжила она. Похоже, собеседница немного расслабилась, чувствовалось, что ее скованность постепенно уходила. Завести разговор для Ириски совсем не стоило труда, отчасти из-за ее детской беспечности.
- Ты больше любишь гусениц или майских жуков? - начала было шквал глупых детских вопросов девочка, но вспомнила о более важной вещи, о той, из-за которой она вообще подошла поближе - А давай возьмем еще один торт? Ты ведь научишь меня так делать? - быстро протараторил ребенок, косясь в сторону касс. Воровство тортиков сейчас было гораздо интереснее, чем обсуждение насекомых, так горячо любимых Липучкою.
- Я слишком низкая, чтобы перелезть через ту преграду, - немного огорченно Ириска кивнула в сторону кассиров. Проще всего было есть развесные конфеты, таскать фрукты с рынков, остальное же приравнивалось к заданиям средней и высокой сложности. Может быть, высокая жница этого и не знала, в таком случае следовало рассказать ей маленькие хитрости контакта с человеческими заведениями.

0

8

Эль кашлянул, не зная, как продолжить беседу. Он нечасто говорил с кем-либо, и посему не знал, какие темы выбирать для разговора. А тем более для разговора с ребенком. Что для него будет интересным, или напротив, скучным? Ведь парню никогда не удавалось поговорить с таковыми, ведь он впервые видел жнеца-ребенка, хотя и не сильно этому удивился.
Следующий вопрос девочки вновь ввел парня в ступор. Да, он считал себя девушкой, и яро всем это доказывал, но он прекрасно понимал, что таковой просто не может быть, потому что уже является парнем. Эль сглотнул, и стал теребить шарфик, быстро соображая, что же ответить. Однако через секунду же он разозлился сам на себя. "Да почему я так об этом забочусь? Я девушка? Да! Ну, так пусть все и продолжают считать меня девушкой." - ответил он сам и себе и уверенно заявил:
- Да, я девушка.
Эль пропустил мимо ушей её разочарованное "жаль" на счет того, что под столом ничего не было. А что там должно было быть, простите? Сундук с сокровищами? Он ухмыльнулся своим мыслям, и продолжил "зомбировать" стол своим взглядом.
Парень заерзал - он не привык сидеть так, ему обязательно нужно было куда-нибудь деть свои ноги. И потому, чтобы не пачкать обивку диванчика, жнец снял свои черные кеды, стащенные на секонд-хенде. Да, ему было просто стыдно воровать что-то новое, да и то, что он стащил на, так называемой, "помойке", он уже считал за преступление. После того, как Эль снял обувь, и поставил свои, стоящие на полу, ноги на краешек сиденья, обхватил руками колени, он спрятал свое лицо в таковой конструкции. И неважно, что он подавал весьма плохой пример поведения себя в обществе ребенку. Парню было просто удобнее сидеть в такой позе, нежели как-то ещё.
- Я - Ириска, - представилась девочка, и сказала ещё что-то про то, чтобы он не спрашивал её о том, почему её так зовут. "Мне-то какая разница, почему. Вероятнее всего, ты просто любишь сладкое, вот и все." - буркнул про себя шарфоносец.
- Ты больше любишь гусениц или майских жуков? - услышал он вопрос соломенноволосой, и взвизгнул, представив себе  эту мерзость. Да, он просто ненавидел насекомых, и боялся их в какой-то мере.
- Я вообще не люблю насекомых! - сказал Эль, не удосуживаясь даже открыть лица. Ему отчего-то уже не хотелось более говорить с ребенком. Вероятнее всего, ему просто следовало побыть одному. Он и так сегодня слишком много времени провел в компании этой девочки, а для него это весьма непривычно. Но как только девочка заговорила о том, чтобы добыть ещё тортик, парень повел себя сердито:
- Нет! - сказал он, повысив голос, отчего, скорее всего, в нем появились уже мужские нотки. Хотя, откуда бы им там взяться? - Нет! Мы не станем снова грабить, и тебя я этому не научу! Это очень плохо, так делать нельзя!
Эль даже вскочил с места, и совершенно забыв, что он остался в одних только носках, яро ходил взад-вперед. "Нельзя, нельзя, чтобы ребенок так же начал воровать. Да, мы - жнецы и нас не видят люди, но так поступать нельзя, это очень плохо." - промелькнуло в голове у парня, и он взъерошил волосы, раздумывая, как же направить ребенка на путь истинный.

0

9

Что для ребенка разочарование, то взрослому смешок. На то, что Ириска расстроилась, впрочем ненадолго, Эль ответила ухмылкой, совершенно не задев девчонку. Старшие обычно так и реагируют, не привыкать. Детские заскоки глупые и смешные, на них смотрят свысока. Но девушка в шарфе судя по всему совсем забыла об этой ерунде и уставилась в стол отсутствующим взглядом. Спустя пару минут она "вернулась" в этот мир, обремененный множеством мелочей. Неудобство настигло Эль и она начала ерзать, сняла обувь и забралась на сиденье. На месте собеседницы Ириска не стала бы снимать свои детские туфли, а в зависимости от настроения могла бы и закинуть ноги на стол. Или попытаться так сделать, иногда это не получалось в силу низкорослости жницы. Девушка же, похоже, снова почувствовав себя неуверенно, уткнулась лицом в колени.
- Я видела много разных людей и жнецов, но ты стараешься скрыть свое лицо чаще, чем все они вместе взятые, - заметило дитя, тыкнув тонким пальчиком в плечо Эль. Фраза не была попыткой расспросить собеседницу о ее проблеме, а может не проблеме, Ириска лишь рассказала интересный факт, но эти слова со стороны можно было истолковать как вопрос.
Девочка хихикнула, увидев реакцию жницы на насекомых. "Страшно представить, что с ней случится, когда она увидит мою коллекцию." Вообразив себе эту картину, Липучка не смогла сдержать смех, уж до того забавным выглядело перепуганное лицо и вопли ужаса Эль в фантазии Ирис.
- Ставлю банку гусениц на то, что ты их боишься! - крикнула девочка, уняв последние смешки. - Никто их не любит, это было неудивительно. А бабочки тебе нравятся? Почти всех девочек привлекают бабочки, - продолжила тему о насекомых Липучка. Вот только прекрасные крылатые создания вблизи были теми еще уродцами и чем-то напоминали пауков, так нелюбимых Ирискою.
На предложение полакомиться тортом Эль отреагировала очень негативно, даже повысив голос к удивлению юной жницы.
- Нет! Мы не станем снова грабить, и тебя я этому не научу! Это очень плохо, так делать нельзя! - от возмущения знакомая вскочила, забыв надеть кеды, и стала ходить поблизости туда-сюда, явно погрузившись в серьезные размышления. Ириска, оставшись вроде бы и не при делах, наблюдая за движением и мимикой девушки, сморщила нос и похлопала себя по щекам.
- Ладно, научусь сама, - громко, обращая на себя внимание, крикнула малявка и, демонстративно направляясь к кассе, юркнула за угол, скрывшись из виду. Ей хотелось посмотреть из укромного места, как Эль будет искать ее у витрины с тортами, это точно будет забавно! Как бы это ни было банально в данной ситуации, Ириска спряталась под стол, притаившись возле чьих-то ног, и стала ждать.

0

10

Эль был слишком занят своими мыслями, чтобы услышать громкие восклицания ребенка. Однако, он краем уха уловил то, что она спросила его о том, почему он прячет лицо.
- Я боюсь того, что могут сделать другие. - рассеянно пролепетал он, даже не задумываясь над тем, что только всеми этими разговорами выболтал половину своих тайн, которых не рассказывал никому. Поняв, наконец, то, что он сказал, Эль сел на корточки и закрыл лицо руками.
- Ставлю банку гусениц на то, что ты их боишься! - услышав эту фразу Эль завопил и вскочил, как ошпаренный.
- Нет, нет, нет! Никогда не говори при мне об этих мерзких жучка-ах! - он схватился руками за голову, крепко зажмурился и начал мотать ею в обе стороны, надеясь выбить из головы образы уже лезущих туда тараканов. - Я их очень, очень не люблю!
В "панике" парень снова забыл, что находится не один, и мысленно выругал себя за эту оплошность. "Вот черт. Если мы встретимся вновь, то она меня этими жуками шантажировать станет. Нужно как-то разуверить её в мною сказанном."
Жнец сел на диванчик и начал одевать кеды, ибо он наконец заметил то, что забыл их одеть. "Ещё не хватало оставить их здесь, и красть снова." - рассерженно подумал Эль, завязывая шнурки. Вообще, он вел себя сегодня очень уж рассеянно. Сказывалось, наверное, сегодняшнее знакомство с Ириской. Оно-то и выбило его из колеи.
- Ну... Нет, в смысле, если я их не люблю, это ещё не значит, что я их боюсь! - с нажимом пробормотал парень, пытаясь доказать ребенку обратное. Однако, это, скорее всего, не возымеет нужного эффекта. Посмотрев на Ириску, Эль посчитал нужным уйти все-таки сейчас. Вкусного они не поели, а эта бестия вполне сможет найти себе что-то другое. Он встал спиной к девочке, и уже приготовился было сказать прощальные слова, как вдруг обернулся и понял, что её не было на месте. "Черт, только не сейчас!"
И ведь она что-то сказала ему, когда он... Точно! Эль вновь хлопнул себя по голове за такую невнимательность, да и вообще за то, что не умеет слушать других, особенно детей. Ведь дети - тоже люди. Она собиралась научится воровать? Значит, Ириска должна была быть где-то тут, но она казалась жнецу такой маленькой, что если он не сможет заметить её?
- Хэй, Ириска? - тихо позвал он. Естественно же, ответа не последовало, тем более что парня вряд ли можно было услышать. Вздохнув, Эль стал наклонятся подле каждого столика, так как не знал, где именно она могла утаиться.
- Ириска? - позвал он уже громче своего обычного шепота, и сильно удивился тому, как звучал его голос. "Я слишком долго говорил тихо и отвык от него?" - удивился парень, и подошел к кассе, оглянувшись. Он натянул шарфик по привычке, не смотря на то, что тут никто, кроме Ириски не мог ничего Элю и сделать. - Ну, Ириска? Выходи! - взмолился он, пытаясь найти бестию.

0

11

Сначала было скучно. Не круто сидеть под столом, где нет ничего, кроме чьих-то ног. За столиком разместилась семейка, видимо, отмечая какое-то мероприятие, вроде дня рождения. Ириска не помнила дату начала своей осознанной жизни, да и отметить бы вряд ли смогла - праздников для нее не существовало, девочка старалась каждый день провести по-особенному весело. Люди же часто ставили ограничения: эти даты мы будем ярко отмечать, а в остальные дни будем ходить с серым настроением, в серой одежде, окрашивая собою окружение в серый цвет. С годами жница начала понимать, что смертным нужно отдавать деньги, чтобы получать сладости, игрушки и прочие радости, но это ее мало заботило.
В ожидании своего гамбургера, ребенок, сидящий за столом, начал болтать ногами, непременно задевая Ириску. - Ай-ай-ой, как так можно! - заверещала девочка, отодвигаясь подальше. Кажется, ее присутствие было совсем неощутимо для того, кто неистово пинался. Липучка насупилась. Не смотря на то, что она наносила людям небольшие убытки своим воровством, подшучивала над ними и пакостила время от времени, такое поведение человека в адрес жнеца ее очень возмутило.
С боевым кличем девочка крепко схватила мальчугана за обе ноги, несильно впиваясь ногтями в кожу. До этого можно было связать между собой шнурки, на обуви всех находящихся тут, но Ириска поздно вспомнила об этой возможности, и побыстрей, под визг ребенка, ретировалась из-под стола, пока не началась паника. Все это развеселило Липучку и она снова засмеялась. Наблюдая за всполошившейся семейкой, она пятилась назад, пока не столкнулась спиной с Эль. Девушка, видимо ее и искала. Пискнув, Тянучка было помчалась вовсю от подруги, но веселую игру прервал работник заведения, в которого малявка чуть не влетела с ходу. Девочка отшатнулась, и приземлилась на одно из сидений.
- И почему же так делать нельзя? - произнесла Ириска так строго и серьезно, насколько это позволял тонкий детский голосок. - В каких правилах это написано? Где говорится, что жнецы не должны брать человеческие вещи? - продолжала она. Впрочем, даже если бы в Липучку со всего размаху запустили сводом подобных указаний о том, что хорошо, что плохо, что делать можно, а что - не стоит, та вряд ли бы совершала хорошие поступки потому что "так надо".

0

12

Эль долго оглядывался в поисках Ириски. В итоге, парень услышал сначала какие-то звуки из-под соседнего столика, а после и крик какого-то ребенка, сидящего за столом. Только он хотел обернутся, как почувствовал, что кто-то столкнулся с ним. Сзади кто-то пискнул. Эль, со своего создания имея в некоторой степени пугливый характер, вздрогнул от неожиданности. Ну, кто же виновен в том, что он был "моральным инвалидом", и был просто глупым подобием обоих полов? Несмотря на то, что это было всего лишь столкновение с кем-то, что в таком заведении не редкость, Эль все же был напуган. Он нервно сглотнул, медленно сел, закрыл лицо руками и всхлипнул. После чего слезы по его щекам потекли нескончаемым потоком. "Тряпка, я даже трусливее самой трусливой девчонки" - мысленно он понимал, что все его реакции на окружающий мир выглядят глупо, но он ничего не мог с собой сделать. Во всяком случае, пока не мог. Слишком уж сильно его создательница поработала над его характером, и Элю было трудно перебороть себя, хоть он уже и не зависел от нее.
- И почему же так делать нельзя? - услышал он размышления маленькой Ириски. Парень поднял голову и увидел, что девочка сидела не так-то и далеко. Шмыгнув, и утерев часть слез рукавом, Эль встал. Все же, даже он часто не понимал себя. Иногда он чувствовал себя таким маленьким и беззащитным, а иногда ему казалось, что он сможет спасти целый мир. В такие моменты он терялся.
- Люди и не знают о том, что мы есть, - ответил Эль, присев за стол, однако уже не рядом с ребенком, а на отдельный стул. - Поэтому для нас и не делают правил. Жнец внимательно посмотрел на ребенка и вздохнул. Ему все же нужно проветрится, да и он не мог более находиться в компании этого чертенка.
- Ладно. Мне пора. - начал Эль, встав из-за стола и учинив шум выдвигающимся стулом. Тихо чертыхнувшись, ведь в сторону, на самом деле, пустующего стола, начали подозрительно смотреть человеческие лица. Да и, кажется, этим звуком Эль заглушил и свои, не без того тихие слова, посему Ириска навряд ли их услышала. Не зная, чем ещё закончить, жнец выдавил из себя шаблонное "Пока" и двинулся в сторону выхода. Однако, так просто его не "отпустили": наспех зашнурованные шнурки на кедах развязались, и посему дылда, длинною в метр семьдесят восемь, не очень плавно приземлилась на пол, прямо перед идущим официантом. Естественно, через такое бревно человек с подносом и упал, уронив что-то, кажется, сильно бьющееся, если судить по звукам. Началась некоторая суматоха, кто-то, видимо, из начальства, начал ругать официанта прямо на глазах у посетителей и немедля утащил оного подалее отсюда. Да, зато Эль вышел из помещения ярко и оригинально. Не то, что все. Осталось только, для полного завершения шоу, выпрыгнуть в окно, перед этим, конечно же, выбив его стулом. Но все же, такой шумихи Элю было предостаточно, посему быстренько, под "тихий шумок", парень выскользнул из ресторана, если таковым можно назвать эту забегаловку, и шмыгнул в толпу, направившись куда-то вперед по улице.
Стокгольмская ратуша

0

13

Кажется, столкновение двух жниц сильно потрясло Эль. Она даже расплакалась, медленно оседая вниз. Ириска стояла в полном недоумении. Казалось бы, знакомая больше нее, и, следовательно, крепче. Хотя, глядя на эту худощавую девушку, невольно начинаешь думать об обратном, и задаешься вопросом: как еще Липучка не сбила Эль с ног, не придавила собою?
"- Неужели так больно?" - девочка с некоторым удивлением рассматривала жницу, которая, в свою очередь, отвернулась и вообще закрыла лицо. - "Как обычно. Страшится того, что могут сделать другие?" - вспомнила Ириска.
- Значит ты боишься меня. - немного разочарованным тоном подвела итог Липучка. Тут же она усмехнулась: Эль было чего бояться. Хотя лица это совершено не касалось, но на одинокое бытие жницы девочка посягнуть могла.
- Люди и не знают о том, что мы есть, - девушка присела на стул, но дальше, словно хотела сохранить личное пространство, - Поэтому для нас и не делают правил. - закончила она.
Ириска лишь фыркнула. То ли от смеха, то ли от возмущения. Хорош ответ - сказать нечего. Коль правил нет, значит можно вести себя как душе угодно, незачем ограничивать себя рамками. Липучка только хотела сказать Эль о том, что думает, но та что-то сказала и, заглушив свои же слова скрипом стула, ушла. Напоследок она попрощалась и направилась к выходу. Новой знакомой в очередной раз удалось рассмешить девочку. Как уж глупо все получилось! Но едва уняв смех, девочка сообразила, что упускает свою подругу, которая почти скрылась из виду.
- Подожди, куда же ты? - завопила Ириска на всю забегаловку, не смотря на то, что больше ее никто не мог услышать. Терять собеседницу не хотелось, а потому малявка со всех ног помчалась за Эль, стукнувшись обо что-то по пути.
>Стокгольмская ратуша

0


Вы здесь » รקгเภﻮ ђคгשєรt » ГОРОД » McDonald’s